ТЛТгород.ру - городской информационный портал Тольятти. Все новости города. 18+В марте портал посетило 56 913 человек, 328 871 просмотров. Реклама на сайте
  
Погода сегодня
главная новость Тольятти
0  нефть 0
€ 0  золото 0
БизнесНовостиВидеоФотоотчетыКриминалРасследованияСВО на УкраинеОбъявленияеще

Читайте нас

группа ВКонтакте
RSS-лента
добавить виджет в yandex





Новости Тольятти

1/8/2013 1 2:46:00

(мнение) Сергей Минин: По-другому выжить было невозможно


Сергей Минин на зоне

Сергей Минин на зоне

Скоро на сайте tltgorod.ru в разделе «Криминальная история» начнет порционно публиковаться серия рассказов и роман тольяттинского прозаика Сергея Минина.
У Сергея Минина в 2012 году вышли сборник рассказов «Трехкомнатный броненосец» и роман «Симулянты». В романе, в частности, описываются быт и нравы современных исправительно-трудовых учреждений.
Напомню, что автор в свое время окончил московский Литературный институт им. А. М. Горького – там он посещал творческий семинар писателя Анатолия Приставкина. Когда я несколько позже обучался в Литературном институте – Приставкин возглавлял комиссию по помилованию при Президенте РФ, и в свой семинар набирал уже исключительно студентов с лагерным и тюремным прошлым. Но когда Сергей Минин обучался в институте – то был всего лишь вчерашним школьником. Его однокурсник, Виталий Волобуев, спустя много лет написал в своем ЖЖ:
Сергей Минин был одним из самых веселых студентов Литинститута. Все преподаватели поддавались искушению поинтересоваться его исторической фамилией. И тут он уже проявлял полностью свой талант балагурства. И все экзамены сдавал легко. Помню, мы перед экзаменом приходили к аудитории и записывались на листочке, привешенном к двери. И если уже записался Минин, то обязательно кто-нибудь приписывал вслед за его фамилией «Пожарский». В основном я помню его по вступительным экзаменам, а потом у нас сложилась своя компания, и Сергея мы встречали только на лекциях да экзаменах. У него, естественно, был свой круг общения. И каково же было мое удивление, когда в «Парламентской газете» в 2002-м году я увидел заметку про него.
Сергей Минин сегодня

Сергей Минин сегодня

Действительно, 1990-е годы для некоторых россиян «не прошли даром». Но Сергей Минин даже из этой ситуации сумел извлечь хоть какую-то, но пользу. Мало того, что им в заключении были написаны ряд произведений, так он еще, будучи лишенным свободы, сумел сделать первый в России сайт, созданный зэком. Газета «Московский комсомолец» от 30 марта 2007 года так писала об этом:
Еще недавно представить себе российского уголовника в Интернете можно было лишь в кошмарном виртуальном сне. Тем не менее, используя хитрость и природную смекалку, самарскому зэку удалось сделать невозможное: находясь в местах не столь отдаленных, проникнуть в Рунет и создать свой персональный веб-сайт. Эта пока единственная в России личная «уголовная» страничка принадлежит арестанту Сергею Минину, отбывающему срок в колонии в поселке Волжский Самарской области.
Вот, кстати, ссылка на сайт, о котором идет речь: Sergeyminin.Ru. Единственная проблема: страница может открываться не со всех ресурсов.
Накануне широкого ознакомления читателей с творчеством Сергея Минина, мы встретились с «авторитетным писателем» и побеседовали с ним на творческие и не только темы.
- В Тольятти был такой писатель, Юрий Некрасов, он погиб несколько лет назад. По молодости у него было восемь судимостей. Свое творчество он начинал с кассационных жалоб. Потом это как-то трансформировалось, во что-то вылилось, и уже в начале 2000-х годов он стал членом Союза российских писателей. А с чего у тебя начинались твои первые творческие опыты?
- С детства, с написания стихов. Потом были литобъединения – ходил к Корниловой и Смолиной, в ДК «50 лет ВЛКСМ» (сейчас в этом здании расположен театр «Колесо», - Авт.). Оттуда все и пошло. Затем в 1985 году я поступил в московский Литературный институт им. А.М. Горького, на семинар Анатолия Приставкина. Я поступал к нему на заочное, но, поскольку я и трое моих однокурсников были самыми молодыми, нам предложили перевестись на дневное отделение. Перевели на семинар к Синельникову. Я ходил на семинары и к Приставкину, и к Синельникову.
- Я помню, председатель Тольяттинской писательской организации Борис Скотневский рассказывал, что в каком-то году он поехал в Москву на писательское совещание, и неожиданные встретил там тебя, ты его везде таскал, со всеми знакомил. Собственно, обучаясь в Москве – с кем удавалось общаться, в какие редакции заходить? В то время что-то удалось пробить для собственного творчества?
- В то время попробивать для своего творчества не удалось. Но я близко общался с Андреем Битовым, с Бэлой Ахмадулиной. Соответственно – с Анатолием Приставкиным, с Петром Кожевниковым (он был одним из авторов аксеновского «Метрополя»). Со многими общался. У нас же студенческие встречи были в Литературном институте – и с Булатом Окуджавой, и с Венечкой Ерофеевым. В принципе, круг общения был большой, но напечататься тогда при коммунистах не удавалось. Не очень они принимали мое творчество. Хотя рассказ «Вещий сон», который недавно опубликован в тольяттинском литературном журнале «Город» - там было что-то радужное, не такое мрачное, что больше нравилось сотрудникам редакций.
- Как ты размышлял о своем творчестве: что ты с этим хотел сделать и для чего ты этим занимался?
- Да кто из нас может это объяснить? Просто идет какой-то внутренний позыв.
- Все же в то время у тебя были некоторые публикации: что-то выходило в «Учительской газете», предполагалось, что некий рассказ выйдет в «Литературной газете».
- Да, в «Литературной газете» меня фотографировали для публикации, отбирали какой-то материал, но потом отвергли – им рассказ показался мрачноватым, не стали его публиковать. При коммунистах были приняты более позитивные, торжественные вещи.

Книги тольяттинского прозаика

Книги тольяттинского прозаика

- Перейдем к 1990-м годам. Каковы твои ощущений от той ситуации, от того непонятного времени? Я и сам наблюдал, когда масса людей кинулась в различного уровня авантюры. Это просто пошла повальная линия в такое непонятное время, или уже были какие-то вещи индивидуальные?
- Нет, не было никакого повального перехода из одной категории в другую. Это было просто общение. Потому что те люди, с которыми я вырос – они все заняли эту нишу, потому что по-другому выжить было невозможно. Государство отказалось ото всех, поэтому кто в бизнес подался, кто в криминал, кто еще куда-то. Как у Бабеля в рассказах – у него ведь тоже там бандитское окружение, одни урки практически были. То же самое – и у нас произошло в 1990-е. Или, как Есенин писал – то, что он «…с бандитами жарил спирт». То есть, я общался с теми, с кем вырос в одних дворах – за это и пострадал. Я так считаю.
- Не будем углубляться в некоторые вещи. Перейдем к твоему роману «Симулянты». Ты писал его, уже находясь в заключении. Каким образом это писалось технологически, сколько это заняло времени? Как это выглядело.
- Роман я писал два года. Вначале я написал там цикл рассказов. Потом захотелось что-то общее. Потому что писать в нашей стране какие-то жалобы, кассационные или надзорные – это бесполезно. Их практически никто не читает, никто не рассматривает. И я решил в такой литературной форме, путем написания романа, показать тот материал – как у нас происходит обратная связь с правосудием. Роман я писал в двух лагерях. Когда я находился в местах лишения свободы – открыл свой сайт в интернете. Об этом в 2007 году писала газета «Московский комсомолец». Я был первый зэк, который открыл сайт в интернете. Разместил там свою фотографию, и начал размещать свои рассказы и главы из романа. Администрации лагеря это, конечно, очень не понравилось, потому что об этом написали газеты. Меня начали сажать в изоляторы. Тем не менее, я продолжал писать, когда выходил из изолятора, и публиковать в интернете. И меня из одной колонии отправили в другую, потом – в третью. То есть, роман писался фактически между колониями – 10-й, 26-й и 13-й, откуда я освободился. Материалы я переправлял на волю: вначале пытался это сделать через комнату свиданий, еще что-то, а потом понял, что у нас везде одна и та же рутина, безалаберщина в работе той же администрации. Просто – начал писать письма. На первой странице писал: «Здравствуй, мама! Как дела?» А на остальных страницах – уже главы из романа. Чисто по-ленински. Так они и выходили.
- С текстами, изложенными на бумаге, все более-менее понятно. А вот как быть с сайтом? Если не секрет – как он создавался в условиях заключения? Ведь там же технической возможности как таковой нет. Как это делалось?
- Связался с волей. У меня нашлись друзья, которые зарегистрировали сайт и начали на нем размещать мои произведения. Был такой Юра Морозов – он этим и занимался. Все элементарно. С зоны, конечно, невозможно открыть сайт. Хотя сейчас у некоторых это уже получается.
- Насколько сложно было заниматься творчеством в местах лишения свободы?
- Конечно, все изымали. До сих пор у начальника колонии, из которой я освобождался, находятся главы моего романа. Он мне сказал: «Отдам, когда освободишься». Так и не отдал. Были постоянные шмоны, постоянно все переворачивалось, изымалось, приходилось все прятать. А условия, в которых все это писалось… Ну, как у нас зэки и сидят – в бараках, которые рассчитаны человек на 50, находится 200 человек. Клопы, антисанитария, ужасные условия. Гнилые рамы. Некоторые бараки постоянно прокурены. Так я и писал. Время позволяло. Сервантес же писал «Дон Кихота», когда его посадили в очередной раз – сначала когда попал в плен, а потом когда его уже в Испании посадили за неуплату налогов. Время позволяет – надо его реализовывать. Желательно – с пользой, чтобы не просто так оно проходило.
- Сейчас у тебя вышел роман «Симулянты», который писался два года и охватывает некий временной отрезок. До этого у тебя выходил сборник рассказов «Трехкомнатный броненосец». Судя по сюжетам, по стилистике – рассказы писались в сильно разное время, буквально на протяжении нескольких десятилетий. А сейчас – какие у тебя творческие планы? Что пишется или будет готовиться к изданию?
- Я пока пропущу этот вопрос. Пусть это будет элементом неожиданности. Как и роман, и публикация рассказов.
- Совершенно банальный вопрос. Как отрицательный или положительный жизненный опыт сказывается на творчестве?
- Как говорил Солженицын: мужчина становится зрелым годам к 35-и, предварительно лет 5 просидев в тюрьме. Мужчина, конечно, должен пройти огонь, воду и медные трубы – для того, чтобы он что-то мог сказать людям. То есть – он должен иметь свой жизненный опыт.
- То есть – писатель должен переходить на безотходное производство?
- Конечно. Он должен знать, о чем писать. Он должен прежде всего жить. Не онанировать, чтобы за него кто-то жил, а он бы все это просто конспектировал. Именно – жить своей жизнью, со своим народом, полной жизнью.
- Например, сейчас я читаю историю русского шансона. Там до сих пор идут споры о том – имеет ли право исполнитель, не сидевший в тюрьме, исполнять лагерные песни?
- Конечно, имеет право, почему нет? Подобный опыт не обязателен, но желателен. Рассказы – это одно, а испытывать это на своей шкуре – это другое.
Вячеслав Смирнов, фото автора и из открытых источников, специально для tltgorod.ru

Просмотров: 15261
вставка в блог
вернуться к новостям

Мнение посетителей:


 1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 626



Объявления

© СМИ сетевое издание «TLTgorod» (ТЛТгород)
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) серия Эл № ФС77-85542 от 04.07.2023 г.
Использование любых материалов сайта TLTgorod.ru допускается только со ссылкой на издание, с указанием названия сайта. При использовании любых материалов TLTgorod.ru в интернете обязательна гиперссылка (активная ссылка) на конкретную страницу сайта, с которой взята информация, размещенная не позже первого абзаца публикуемого материала.
Учредитель: ООО "ГОСТ" (ОГРН 1146320013146)
Телефон редакции: 89608488510
Главный редактор: Давыдов С. Н.
Адрес электронной почты редакции: davidoff.06@mail.ru
Возрастное ограничение: 18+

Разработка сайтов в тольятти web-good.ru
Контакты   Посещаемость   Реклама   Сообщить об ошибке    
LiveInternet